Воскресенье, 19.11.2017, 13:38
 
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Alien · RSS
Форма входа
Cайт
Torchwood
Series
Fanstuff
Авторы
osmonruna [1]
Klod [1]
Friyana [2]
murky_cat [3]
 Статьи
Главная » Отзывы » osmonruna

Torchwood: линия Йанто/Джек
01.06.2008, 02:38
Всегда изумляет факт, с каким мастерством и на полном серьезе можно отыгрывать заведомую галиматью. В данном случае актерская работа Гарета Дэвида-Ллойда (Йанто Джонс) и Джона Бэрроумена (Джек Харкнесс) несомненно на высоте. При заведомой глючности самого сериала любовная история, поданная исключительно намеком: на уровне взглядов, касаний, двусмысленных реплик - выглядит по-настоящему драматичной.

Капитан Харкнесс, которого упрекают в заигрывании со всем, что движется, по отношению к своему секретарю более чем сдержан в проявлении чувств. После единственной реплики по поводу «костюмчика к лицу» в первой серии во время представления члена своей команды полицейской Гвен Купер, получив в ответ шутливое: «Осторожно. Это может быть воспринято (мною) как харрасмент», - Джек любезничает исключительно с другими. Чаще с Гвен. Причина, возможно, кроется в ее характере. Она простушка, в чем-то наивная, но искренняя, а Джеку действительно не с кем поделиться своими проблемами и грузом бессмертия. Та, с деликатностью слона в посудной лавке, выяснив, что капитан ночует на базе и, по его утверждению, вообще не спит (это ложь – нечто, похожее на сон или видение из прошлого мы наблюдаем в пятой серии) заявляет: "Но ведь вам должно быть одиноко ночью…" Так что у остроумного обычно Джека не находится слов, он просто опешил. При этом Йанто капитан отслеживает постоянно. Чего стоит летящий в руки «мальчику для чая» мячик, игрой в который развлекались все остальные торчвудцы. А ведь Джек на Джонса даже не взглянул.

Основная драма разворачивается в четвертой серии, когда Йанто укрывает на базе свою возлюбленную, мулатку Лизу Хэллет, наполовину модернизированную в кибер-вумен – безжалостного солдата, практически без эмоций, с измененным сознанием. Кстати, надо отдать должное Йанто: протащить в Торчвуд такое мощное оборудование – и никто не заметил. Вообще вопросами безопасности базы у них толком не занимаются, отчего все и вляпываются периодически в неприятности.
Йанто до сих пор верит, что девушка еще не стала монстром окончательно и что процесс обратим, даже после убийства ею врача и нападения на Гвен. Еще ничего не знающий Джек явно беспокоится за Джонса, который находится в подземелье и не отзывается на сигналы. «Я должен слышать эти красивые уэльские гласные». «В случае сомнения – стреляйте. Приоритет в том, чтобы найти Йанто». Выяснив, что именно тот и подставил всю команду, разместив на базе одного из киберов, из-за нападения которых был уничтожен Торчвуд-1 в Лондоне, все же опускает револьвер, когда Джонс бросает Джеку в лицо упреки в том, что тот никогда не интересовался его жизнью. Более того – никогда не любил и не способен на это чувство. Джек предлагает уничтожить Лизу вместе, потому что возврата быть не может и модификация девушки по-прежнему продолжается. Йанто все равно пытается воздействовать на остатки Лизиных эмоций, но безуспешно.
Капитан, приводя в чувство Джонса после удара Лизы, страстно целует его (или это такой вид искусственного дыхания :)). Все происходит без свидетелей. Вдобавок капитан шепчет: «Т-с-с-с», - и трудно сказать, относится этот жест к возможной реакции Йанто на поцелуй или к опасению привлечь внимание Лизы.

Затем на глазах у Йанто Харкнесс натравливает на кибера птеродактиля и тот рвет оставшуюся живую плоть Лизы, в то время как команда силой вытаскивает секретаря наружу, поднимая вместе с Джеком на лифте.
Йанто наставляет на Джека пистолет и обвиняет того в отсутствии милосердия, в том, что ему не дали поговорить с Лизой, спасти ее, дать ей возможность сдаться. Капитан вырывает оружие, приказывает тому спуститься вниз и «выполнить свою работу» - уничтожить кибера и дает ему на это 10 минут, или он убьет обоих. В ответ на реплику, что тому нечего терять, Джек говорит: «Всегда есть, что терять». Йанто уходит, обвинив капитана, что тот не может заставить его убить и что Харкнесс вовсе не герой, каким рисуется, а гораздо более страшный монстр. Какие у него в этот момент синие глаза! Даже если Джек и хотел выстрелить – не смог бы точно, как и Йанто так и не удается выстрелить в Лизу, хотя он до последнего намеревается это сделать. Лиза к тому времени уже осуществила пересадку своего мозга в тело девочки - разносчицы пиццы, чтобы «снова стать человеком». (Кстати, пиццу заказывал сам Йанто и в заказе была просьба положить в его порцию побольше овощей и моркови, поскольку «босс переживает, что он ест мало витаминов») Теперь Йанто окончательно понимает, что действительно все кончено, но, несмотря на это, выстрел сделать так и не может. Когда из уст нью-Лизы звучит фраза: «Теперь мы можем быть модернизированы вместе», - капитан и команда расстреливают ее, а Йанто возвращается в Торчвуд.
Здесь Джек не только берет на себя ответственность за уничтожение кибера. В общем, делает за Йанто его работу, но еще и разрешает остаться на базе, признавая за Джонсом право испытывать человеческие чувства.
Со стороны Йанто это прежде всего чувство вины, иначе он бы не вернулся, и все же Джека он так и не прощает.

Не знаю, есть ли чувство вины у Харкнесса, но в пятой серии после ночного кошмара, когда тому мерещатся задушенные в вагоне феями-ши солдаты, за которых он, как командир, отвечал, Джек выбирается из своей спальной норы-колодца и встречает в офисе Йанто, который до сих пор не ушел. Примечательная сценка: Джонс показывает капитану файлы с погодными аномалиями, а Джек подходит сзади и кладет Йанто руку на плечо, несколько раз глубоко вздыхая. Секретарь только полуоборачивается, отмечая прикосновение, но ничего не говорит, лишь резко выпрямляет спину, мол, убери. Тот не реагирует, а голос у Йанто, комментирующего картинку на мониторе, явно дрожит.

Второй показательный эпизод – в шестой серии, на выезде в деревню людоедов. Разбивая лагерь, Гвен от скуки и на свою беду решает затеять игру. Чтобы каждый рассказал, кто с кем в последний раз целовался. Ситуация любопытна тем, что для зрителя открываются тайные влечения каждого из торчвудцев. Для Гвен – это Рис и Оуэн. Для Оуэна в данную минуту - Гвен (и он не стесняется разоблачений). Для Тошико – Оуэн. Джек в последний раз целовался с Йанто, но отшучивается, принимать ли ему в расчет инопланетных существ? Джонс заявляет, что последней была Лиза, после чего, все, смущенные ситуацией, стараются быстрее придумать себе занятие, а Джек и Йанто остаются наедине. На протяжении всего эпизода идет необыкновенно выразительный обмен взглядами. В глазах Джека обида, упрек, боль. Неужели тот забыл? Или стыдится? Йанто сначала старается не смотреть на капитана, потом не выдерживает – мгновение молчаливого признания лжи с обеих сторон – и наконец первый отводит глаза.

Прощает Джонс капитана после истории с возвращением Сьюзи Костелло. Йанто единственному удается придумать, как установить связь из заблокированного офиса. Джек может только сказать ему: «Хорошая работа!», - но взгляд, снова этот взгляд, говорит гораздо больше. Оживленную преступницу и бывшего члена их команды Сьюзи следует уничтожить, как когда-то Лизу. Харкнес никому не может поручить тяжесть исполнения приговора. «Я босс», - говорит он, и снова берет это убийство на себя. После этого что-то меняется в отношениях героев. Йанто понимает, что Джека гнетет одиночество и глобальная ответственность за других. Мимо весело болтающей команды, мимо умильно и благодарно заглядывающей капитану в глаза Гвен, идет Джек по коридору в направлении криокамер, где Джонс составляет протокол над телом Сьюзи. Больше капитану идти не к кому. И Джонс это понимает. Каждый из них выполняет чужую/свою работу. Следует известный диалог, где фигурирует секундомер. В общем, не знаю, как вы это поняли, но расценить это кроме как недвусмысленное предложение сложно. В чем прикол с секундомером, трудно сказать. Я честно не знаю, что бы такое двое мужчин могли придумать для употребления этого прибора, несмотря на утверждение обоих, что они подразумевают некоторые варианты.

Здесь скорее, секундомер выступает в качестве некоего символа. Во время первой попытки оживления Оуэн отпускает в адрес Джонса, ведущего хронометраж, ядовитую шпильку, мол, дайте в руки Йанто секундомер, и он будет счастлив, на что следует ответная реплика секретаря: «Да, у него кнопочка сверху». Так что, то ли это приглашение разделить обладание секундомером и стать наконец счастливым. То ли двусмысленная шутка: как завести прибор путем нажатия на кнопочку. То ли намек на то, кто будет сверху, если Йанто готов отдать машинку капитану. В общем "вариантов много". То ли – и это самое вероятное – речь идет о воскрешении, о чем свидетельствует последующий обмен репликами, казалось бы, к секундомеру отношение не имеющий. Не способный умереть (понимай: уже мертвый) капитан может воскреснуть, если в руках у Йанто будет секундомер, отсчитывающий его настоящее, живое, человеческое время, когда можно дать волю чувству. Отсюда два почти прямых указания Джонса на то, что воскрешения еще не закончились и что оживляющие перчатки всегда ходят парой. Но лучше всего намерения Джонса «воскресить» Харкнесса демонстрирует звук включенного секундомера, когда тот с улыбкой «начинает отсчет» нового времени торопящегося распустить по домам сотрудников капитана.

Внешне в отношениях между героями ничего не изменяется. В отличие, кстати, от поведения Гвен и Оуэна, когда те становятся близки. Это по-прежнему дистанция лидера команды и подчиненного. Все очень сдержанно и не напоказ. Глубоко внутри. Предугадывание. Чувствование другого. Предупредить о возможной беде. Подать шинель, когда ты только сорвался из-за стола. Заварить кофе покрепче. В общем, все как обычно. Только доля оперативной работы, которую раньше исполняла Гвен, для Йанто теперь увеличивается. Ощущение, словно капитан не хочет отпускать его далеко от себя, таскает на задания, хотя обычно Джонс работает на базе. Пожалуй, Йанто единственный, с кем капитан не ведет душещипательных разговоров «за жизнь». Оно им не нужно – понимают друг друга без слов. Единственное, секретарь стал меньше походить на вялую медузу (хотя и раньше иронические реплики из его уст звучали нередко) и совсем мало на сентиментального слюнтяя, каким он предстает в истории с Лизой.

Когда Джек с Тошико перемещаются в 1941 год и мы знакомимся с настоящим капитаном Харкнессом, то может возникнуть вопрос, как же Йанто? Джек танцует с капитаном, а сцена их поцелуя – одна из самых «горячих» в сериале. На самом деле, в предпоследней серии обыгрывается мотив «последнего поцелуя». Этот мотив уже был заявлен как комический в сценке с прячущимися в боксе стерилизатора Гвен и Оуэном. Теперь, в последнем 12-13 блоке он приобретает трагическую окраску. Прощальный подарок перед смертью делает настоящий капитан для девушки Нэнси, а потом сожалеет, что та обманывается, считая себя влюбленной. Аналогичный подарок делает истинному капитану Харкнессу Джек.
Он знает, что тот завтра умрет. Он знает, что много лет пользуется фальшивым – его – именем. Он знает, что тот предпочитает мужчин и что Джек настолько произвел впечатление на настоящего капитана, что тот оставляет свою девушку и, перечеркнув свою репутацию, приглашает Джека на танец. Мог ли Джек поступить иначе? Не оставить ему такой малости, как «долгий поцелуй на прощанье»? Как и с Нэнси, это будет не совсем обман, но все же ничего больше бессмертный лидер Торчвуда для того, кто умрет в своем времени, подарить не может.

Параллельно идет борьба между Оуэном и Йанто за запуск машины, открывающей временной разлом. Харпер собирается воспользоваться опасной технологией, чтобы вытащить Тошико и Джека из прошлого. На самом деле цель гораздо проще. Оуэн пытается вернуть свою возлюбленную Диану, которая предпочла возвратиться в свое время. Йанто уверен, что капитан найдет другой способ выбраться. Он откуда-то (откуда?) знает, что последствия открытия временной дыры могут быть непредсказуемыми и пытается того остановить. Оуэн презрительно именует Джонса «мальчиком для чая», на что тот спокойно заявляет: «Я гораздо больше, чем ты думаешь. Джек нуждается во мне». Харпер издевательски намекает, что все это только мечты и «грустные мокрые сны», в которых Йанто это себе представляет. Тот в ответ все же стреляет и ранит Оуэна, хотя машину остановить уже не удается.

После возвращения капитана Джека и Тош разлом начинает свою разрушительную работу: появляются призраки умерших; люди из прошлого. Героев преследуют намеки существующего сразу в двух мирах Билиса, что все можно остановить, если запустить механизм еще раз. Последним ударом становится страшная смерть возлюбленного Гвен – Риса. Но даже после этого Джек отказывается подходить к аппарату, опасаясь катастрофических последствий. Поверившая призракам команда, в том числе и Йанто, решают сделать это без капитана. Тогда он каждому озвучивает самые постыдные воспоминания. Джонсу, в том числе, - о Лизе. Оуэн стреляет в Харкнесса в упор, прямо в лоб. Реакция Йанто: он опускается рядом с телом капитана, поднося пальцы ко рту, но молчит. Когда машина заводится, капитан оживает (бессмертный все же) и Йанто вместе с Гвен тащат его на себе наружу из рушащегося здания. Причем Джонс еще успевает прихватить по дороге капитанскую шинельку.

Еще чудесная картинка: когда взоры всей команды устремлены на приближающегося демона Абадонну, Джек и Йанто стоят, вцепившись в плечи друг друга, словно, если кто-то из них разомкнет объятия, другой упадет.

После того как капитан расправился с Абадонной, исчерпав всю свою энергию и, в общем, впав в беспамятство, практически умирает, каждый так или иначе заявляет свое отношение к случившемуся, кроме Йанто.
Гвен, чувствуя вину за возвращение себе Риса ценой жизни Джека, говорит, что останется с Джеком, всячески демонстрируя, что другим здесь не место.
Оуэн сомневается в возможности оживления.
Тошико, в конечном итоге тоже просит Гвен смириться и позволить Джеку «уйти».
Йанто же просто уходит. Сам. Молча. Не предъявляя никаких прав (возможно, он считает, что потерял их, когда отказался поддержать капитана) и не озвучивая никаких просьб. И вообще никак не комментируя события. Проходит по крайней мере двое суток, что Гвен дежурит у тела Джека (в серии герои дважды успели поменять костюмы). Силу переживаний Йанто мы видим лишь один раз. Он приходит в кабинет капитана, поправляет его бумаги, затем снимает с вешалки шинель Харкнесса, утыкается носом и губами в воротник, чтобы ощутить запах, и беззвучно плачет.

Джек все же возвращается из небытия (знай наших!) и за ручку с гордой Гвен предстает пред ясны очи всех торчвудцев. Тошико бросается обниматься.
Йанто тоже бросается, но останавливается неуверенно на полпути, только протягивая и вновь опуская трясущиеся руки. Джек сам хватает его в охапку, прижимает к себе и наконец целует прилюдно, напоказ, впервые демонстрируя свое отношение для всех. Любопытно, что за этой сценкой наблюдает кругом виноватый Оуэн, которого на радостях «тоже все простили».

Собственно, дальше авторы подошедшего к финалу сезона убирают Джека, организуя его исчезновение на «Тардисе» с Доктором Кто (которого мы не видим, но догадаться, почему оно случается, можем. Капитану не терпится узнать о своем прошлом, почему он бессмертен и кто его, мертвеца, оживил. А сделать это может лишь Доктор). Впрочем, нам обещают возвращение героя и второй сезон. И Йанто там тоже должен быть.

05 января 2008
Автор: osmonruna | Добавил: torchwood
Просмотров: 4497 | Загрузок: 0 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 4.9/10 |
Всего комментариев: 3
04.04.2009 Спам
3. Kaleriya (leramoroz)
Супер!!! Специально пересмотрела указанные серии - все действительно так! biggrin Хотелось бы прочитать продолжение, основанное на 2-м сезоне. Ведь там отношения Йанто и Джека развиваются дальше, что не может не радовать! biggrin

14.11.2008 Спам
2. Алёна (Алёнка)
скажите плз, актер играющий Джека правда живет со своим бойфрендом архитектором уже 10 лет??? wacko Он и в жизни гей???
Ответ: на сайте есть раздел с биографиями актеров.
вот здесь написано все про Джона Барроумена: http://torchwood.ucoz.co.uk/index/0-20

23.10.2008 Спам
1. Арлинг (Арлинг)
happy

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]